Бежин Луг в прошлом

Бежин Луг, 1986 год

“Я быстро отдернул занесенную ногу и, сквозь едва прозрачный сумрак ночи, увидел далеко под собою огромную равнину. Широкая река огибала ее уходящим от меня полукругом; стальные отблески воды, изредка и смутно мерцая, обозначали ее теченье. Холм, на котором я находился, спускался вдруг почти отвесным обрывом; его громадные очертания отделялись, чернея, от синеватой воздушной пустоты, и прямо подо мною, в углу, образованном тем обрывом и равниной, возле реки, которая в этом месте стояла неподвижным, темным зеркалом, под самой кручью холма, красным пламенем горели и дымились друг подле дружки два огонька. Вокруг них копошились люди, колебались тени, иногда ярко освещалась передняя половина маленькой кудрявой головы… Я узнал наконец, куда я зашел. Этот луг славится в наших околотках под названием Бежина луга…”


Если обратить должное внимание на тургеневское «славится», то вдумчивый читатель не сразу, но поймёт, что автор рассказа «Бежин луг» уже хорошо знаком с народными преданиями этого места в здешних околотках. Тургенев даже «сквозь едва прозрачный сумрак ночи» сразу узнал место. Следовательно, писатель бывал здесь не один раз и историю этого луга знал подробно. Эта история, связанная с жизнью народа, не только интересовала И.С.Тургенева как охотника, а давно просилась на перо, но поднадзорный писатель написать её не успел или, вернее, не смог по цензурным обстоятельствам. А создал поэтический рассказ и о Бежином луге, и о жизни крестьянских детей, вскользь касаясь и народных преданий об этом месте в период крепостничества. А раз это место «славится» и это дошло до такого чуткого к народной жизни писателя как Тургенев, то за Бежиным лугом хранится не одна обыденная история, а целый жизненный период.

Издавна жители Стекольной слободки Бежин луг называли одним словом – Бежино, а то и скажут: «Лошадь вышла из Бежина», – без добавления луг. Как же возникло слово Бежино? И какова его этимология? Для разрешения этих вопросов надо обратиться к истории и лингвистическим данным.
Ещё и сейчас Иван Степанович Илюхин, первый председатель колхоза «Венера» в Стекольной слободке, помнит крестьянские выражения: «Бегал бежка через брод в Бежино и из Бежка…». Когда-то в этих местах существовали и другие выражения с корнем «беж». «Ты поскореича: бежком», «Бежью скорее уйдешь», «Я и дала бежка», «А я спужался – да бежка!», «Уходили бежью», «Задать бежку…». Теперь эти выражения всеми давно забыты. Осталось слово Бежино, да и то помнят его только очень пожилые люди. Ясно только одно, что во всех этих выражениях «бежка», «бежью», «бежком», «бежма» – один и тот же корень, что все эти слова происходят от старого русского существительного – бежь (бег). «Конишка , да бежь хороша», а о человеке говорили «Бежма побежал», что означало бегом, очень быстро. Суффикс «ин», означающий принадлежность, добавленный впоследствии к корню бежь и образовал новое слово – Бежино, что означало пристанище беглых, бродяг, беглецов, впоследствии беженцев, то есть беглых холопов-каторжников. Невольно возникает вопрос: что же это за беглецы, которые «бежью уходили на луг», а впоследствии в Бежино?.. И зачем бегать в такое отдаленное от населенных пунктов место, такое глухое, почти кругом в оврагах, а тогда и в сплошных лесах?..

Было время, когда наш народ терпел настоящее бедствие. И особенно тяжелым было летнее время с апреля до ноября. На Русь приходили татары и Литва — народы, которые в то время жили грабежом. Да. если вспомнить 1300 год, то все чернские земли, земли до Одоева и Тулы, принадлежали Литве. Литва на нашу землю приходила через Смоленск. У жителей села Казацкое сохранилось в предании: «Пришла Литва, пожгла храмы (их было два), села, и домы…»

Татары только в Левонскую войну при Иване Грозном на Русь приходили 20 раз. На чернских землях они появлялись со стороны Новосиля по Муравскому шляху, шли на Спешнево, Сторожевое, на Молчаново. Со стороны Мценска — по Пахнутцевой дороге, со стороны Волхова — по Свиной дороге на Белев и затем через Оку на Чернь. При любом походе на Москву через Тулу они бывали и на чернских землях. Татарское войско — это конница. Она наскакивала лавиной, все сметая, все разрушая и сжигая на своем пути, угоняя в плен, забирая скот и имущество. Часто настигала она внезапно. Поэтому людям приходилось уходить всегда бежью.

Иногда набеги были такими массовыми, что чернские земли оказывались в кольце: враг был и со стороны Зуши, и со стороны Оки, враг был и до середи не на Одоевской дороге. Существовавшие сторожи (дозоры) на Роске (Сторожевое), на Зуше, на Снежеди (Стрелица), на Угати (Конь) предупреждали население о грозящей опасности. И села Медвежкз. Вязовка и все села около Снежеди всегда должны были иметь постоянное глухое и надежное убежище. В книге И. Беляева «О Сторожевой станичной полевой службе» есть очень интересная справка, относящаяся к тому периоду: «Городские воеводы при всяких усиливающихся вестях о крымцах и ногайцах собирали уездных жителей в осаду, заставляли их покидать поля и селения, угонять скот в густые леса, а хлеб зарывать в ямы…». Дремучий, почти непроходимый лес-дубняк кругом Бежино; топкие болотистые места, обилие глубоких оврагов, в которых жители могли зарыть хлеб (отсюда и название оврагов «Зарытки») и спрятать имущество; наличие обильного подножного корма для скота и хорошей ключевой воды для людей, глубокая рыбная река и отсутствие бродов надежно укрывали всех, кто прибежал бежью или заранее, будучи оповещен, приходил в Бежино искать убежища от лютого недруга. Таким образом, Бежино ежегодно давало приют населению на долгое время до глубокой осени.

Но татары и Литва на чернской земле были не всегда, а Бежино продолжало и после набега крымцев быть надежным убежищем обездоленных. В 1494 году Великий князь Московский Иван III, затем царь заключил договор с Литвой, и чернские земли были присоединены к Московскому государству. Определена граница, были выставлены сторожи по рекам Снежеди, Роске, Угати. Эти сторожевые станицы (села) чаще всего формировались из беглых холопов, уходивших от гнета бояр на юг, на новые земли в поисках лучшей доли. Многие из них поступали на службу к Московскому царю и дозирали по охране границ от Литвы и Дикого поля. Но многие уходили дальше, прятались по глухим лесам, спасаясь и от непомерных царских повинностей по сооружению засечной черты, и от гнета бояр.

Вот, очевидно, в это время и возникла пословица: «Не грози, боярин, холопу хлебом, а холоп боярину бегом». Вот этим беглецам по-прежнему служило убежищем наше Бежино. Могут возразить, что на юг — прямой путь через Мценск на Украину, а в Белоруссию — через Волхов. А здесь уже были крепости, сторожевые посты. Существовали «даже беглые грамоты», выдаваемые засечным воеводам на право преследования и поимки беглых крестьян и бродяг. Лес Стрелица и был таким сторожевым постом. Белино — это станица на «Обельных землях”. Села служилых, несших охрану. Отсюда и Белино. Потому и надо было бежать звериными тропами. Эти тропы народ показывал смельчакам, уходившим в вольные люди. Прямой верх, Продневня (от глагола продневать, продежурить в укрытии до ночи) от Бежино – это скрытый путь к тем огромным лесам в верховьях Оки, которые приводили и на Брянщину, и в Белоруссию. В книге А. Яковлева «Засечная черта Московского государства» есть историческая справка о беглецах-крестьянах: «А бегали мы из того государства Московского, из работы вечные, из холопства невольного, от бояр и дворян государевых, да зде прибегали и вселились в пустыне непроходней…». Из таких людей возникали у нас и села Русино, Ерино, Конь, Щетинино, Белино. В это время о Бежино и стали говорить «бродяжье место», «место каторжников».

Анатолий Федорович Поляков рассказывает о событиях, слышанных от старожилов. В лесу, что около села Тургенево, именуемом и по сей день Стрелица, расстреливали каторжников. Но некоторым удавалось бежать, и они скрывались в Бежино. Раз здесь был сторожевой пост, то, естественно, что здесь и выстрелы были, и убитые. Следовательно, то, что записал Анатолий Федорович, есть не просто легенда, а пережитая действительность.

В Тургенево… и вдруг каторжники?! Откуда же они здесь? – подумают современники. Но об этом сообщает и сам Иван Сергеевич Тургенев, включив в рассказ «Бежин луг» повествование крестьянских мальчиков Илюши и Павла о Тришке-антихристе. В письме же к сыну Ивану Сергеевичу от 7(19) февраля 1839 года в Берлин властная помещица Варвара Петровна Лутовинова, перепугавшись, сообщает о вполне реальном лице: «Тришка у нас проявился, вроде Пугачёва…он в Смоленске, а мы трусим в Волхове…». В 1850 году некто Зеленецкий в очерке «Город Чернь и его уезд, опубликованном в «Тульских губернских ведомостях», писал о «благородных разбойниках», обитавших вблизи Черни – «О Кудеяре, о Ваньке Казяеве, Тришке-Сибиряке, пользовавшихся сочувствием простых людей…». Цензурный комитет, познакомившись с очерком Зеленецкого и осудивший его содержание, предлагал «сделать соответственное сему… вразумление начальнику Тульской губернии», на что последовала высочайшая резолюция царя Николая I: «Справедливо!»… (В.Громов «литература в школе», 1968 год, №5, стр.19). Теперь местным краеведам стало известно, что и Кудеяр, и Ванька Казяев, и Тришка-Сибиряк свои пристанища имели именно в этих местах: Бежино, Городище на Малой Снежеди, Курганы, Буянов овраг, Кудеяров поселок, Голостяново тож. Таким образом, тургеневские мальчики в ночном на Бежином лугу ведут разговоры, о которых взрослые и днем продолжают помалкивать.

В этих детских рассказах ночью автор услышал очень многое, необычное о тех бунтарях, известных народу, но о которых поднадзорному писателю по цензурным обстоятельствам в то время нельзя было написать. Вот истинный смысл таинственных рассказов мальчиков в ночном у костра. Вот почему при бледном свете горящего хвороста их слушают вместе с автором с таким интересом все сидящие у огня. Это рассказы о борцах, сочувствовавших крепостному крестьянину. Естественно, что романтика борьбы захватила детские души. И здесь, у костра, среди природы они могли поговорить, не таясь и от себя, и от других с надеждой на лучшую крестьянскую долю.

Конечно, автору «Записок охотника» хорошо был известен и очерк Зеленецкого, и другие народные легенды о крестьянских заступниках в Черни. И писатель в рассказе «Бежин луг» в поэтической форме дал образ этого замечательного уголка природы нашей местности, решив увековечить народную славу этого места в человеческом сознании, сумел дать ему уже теперь литературное имя «Бе6жин луг». После опубликования рассказа И.С.Тургенева «Бежин луг» в современнике в феврале 1851 года Бежино приобрело новое географическое название, одноименное с литературным названием рассказа…

Автор: Крылов

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline