Песни под дудку

Литературно - песенный праздник "Тургеневское лето"

В 1983 году в Колотовке и Бежином лугу – местах, описанных великим русским писателем И.С. Тургеневым в «Записках охотника», мы провели ранее придуманный мною первый литературно-песенный праздник «Тургеневское лето». Добрая традиция заботливо поддерживалась патриотами района и русской национальной культуры на протяжении двух с половиной десятков лет. За эти годы в празднике приняли участие тысячи самодеятельных артистов, местных и заезжих поэтов, писателей, журналистов, актива и зрителей, гостей из районов, области, Москвы и других городов страны. Неоценимую роль в становлении и пропаганде этого действа сыграли Союз писателей России: Ганичев В.Н., Ганичева С.Ф., Захарченко В.Д., Ганичева М.В., Хотькало С.И., центральное и областное телевидение, многие областные и районные газеты, радио.

…Шел 2007 год. Лето. Наша семья, друзья, товарищи загодя готовились посетить полюбившийся всем традиционный праздник – праздник души, народной музыки, поэтического слова, самодеятельного творчества. Праздник, как обычно, начался с импровизированного торжества в поселке Чернь около памятника великим писателям-землякам  И.С. Тургеневу и Л.Н. Толстому. Затем переместился в село Тургенево, а вечером – на Бежин луг.

…Мы с дочерью, зятем и внуком миновали расположенную слева в низине деревеньку с одноименным названием Бежин Луг. Несколько ее сельских домов вольготно «разбрелись» по обрывистому берегу резво протекающей внизу и извивающейся, словно уж, знаменитой реки Снежедь. Посмаковав проведенные часы активного и напряженного отдыха за день, в уставшие наши  тела, которым много сегодня досталось от ходьбы, все же вернулись бодрые мысли. Натруженная плоть была готова сейчас же где-нибудь у костра развалиться на одеяле зеленой росистой травы или высохшего душистого, собранного загодя в копны, сена. А немного набалованным городскими удобствами телу, а особенно душе хотелось скорее комфорта… Поэтому я, прогоняя прочь расслабляющие мысли, не давал покоя себе и родственникам. С большим удовлетворением мы посетили место выставки поделок народных умельцев, гостеприимное импровизированное сельское подворье, порою останавливаясь на скоротечные беседы с друзьями, простыми людьми, земляками, районными и областными чиновниками.

Через два часа, вдоволь насмотревшись на поедание пищи и распитие различных напитков и соков, предлагаемыми многочисленными торговыми точками, мы тоже потрапезничали, а затем направились занимать места над обрывом известного во всей округе луга.

Летний июньский вечер неохотно отдавал бразды своего правления надвигающейся ночи. На угасающем небосклоне осторожно зароились бесчисленные звезды. Они были свежи, словно умытые вечерним дождем личики юных зрителей, пришедших с родителями увидеть долгожданный спектакль. Звезды некоторое время подрагивали и начинали светлеть, переливаясь далекими огоньками, все больше проявляясь взирающим ввысь любознательным и ожидающим действа моим землякам и гостям района.

На западе за горизонтом проглядывалось чарующее взор угасающее зарево – предвестник наступающих сумерек. Вечернее июньское солнце, спрятавшееся в медленно, но неуклонно поднимающуюся завесу тумана, все еще продолжало источать полосы света, с каждой минутой слабеющего. Пьянящий воздух будоражил сознание и взъерошенные чувства. Вокруг пахло цветами и травою вперемешку с дымком от многочисленных костров.

Все еще освещенные солнцем заката кудрявые лозины, любуясь собой в зеркальном отражении реки Снежедь, дружно обступили ее берега. В полутора километрах отсюда, получив от своего правого притока Снежедок порцию чистейшей влаги, эта, известная во всей округе река расширилась в два раза, стала глубже и полноводнее.

Появившаяся на темнеющем, освободившемся от туч и облаков небосводе красавица луна безмятежно купалась в воде.  Туман все настойчивее клубился длинными космами над водной гладью и всем прилужным пространством, еще более скрывая ближние деревья и кудрявые кусты, постепенно укутывая бело-сизой ватой всю подковообразную пойму реки и прибрежную округу. Белесая туманная мгла уверенно наступала на вольготно раскинувшийся знаменитый луг и рассаживающихся, словно птицы на вечерний ночлег, зрителей.

Постепенно не стало слышно щебетания утихомирившихся пернатых старожилов и жужжания шмелей, пчел и насекомых… Наступил благостный летний вечер, какие обычно бывают на просторах центра России. Немного подуставшие зрители, вдоволь насладившись окружающей природой, приготовились лицезреть вечерний спектакль под открытым небом.Примостившись на самом краешке косогора,  немного оглядевшись, и мы с женою вместе с внуками, детьми, снохою и зятем с нетерпением ожидали вечернего представления. Внизу серебряной подковой лежала река Снежедь, обильно заросшая кудрявыми лозинками, с прибрежной, еще не поникшей, сочной зеленой травой. Душистый, наполненный множеством пьянящих запахов, бодрящий воздух впитывался в наши лица и тела запоздалых зрителей.

Беспокойство вызывал и холоднеющий вечерний воздух вперемешку с сизым туманом, поднимающимся от реки Снежедь, безудержно проникавшим под одежду озябших седоков. Они плотно сидели по склонам обрывистого холма и по окрестным буграм и склонам. Еще задолго до захода солнца отдыхающие облюбовали места, подстелив загодя припасенные покрывала, одеяла, матрасы. На фоне заката величественно, словно мусульманская чалма, возвышался шатер. Немного ниже пристроился еще один. Вокруг суетилась услужливая челядь. Она ожидала прибытия высоких властных гостей. Накрывая столы, металась разнообразная снедь. Некоторые же зрители и гости праздника заинтересованно перемещались по буграм и площадкам прилужного склона, словно призраки, выступая из тумана. В указанное время представление почему-то не начиналось… Видимо, по этой причине через несколько минут начал прорываться вначале робкий, а затем все более усиливающийся шум многотысячной толпы зрителей. Над Бежиным лугом то тут, то там в вечернем звенящем воздухе стали прорываться тревожные возгласы, затем свист и крики… Информации о причинах переноса действия под открытым небом на более поздний период почему-то не было, поэтому гул, словно в потревоженных пчелиных ульях, все нарастал. На расстеленных одеялах – импровизированных столах – все заранее купленные крепленые и газированные напитки, а также походная снедь были поглощены теперь уже сытыми и похмеленными зри- телями, жаждущими вечерних зрелищ. К этому времени, особенно многие уставшие детишки, не дождавшись представления, уснули. Взрослые заботливо укрыли их своими куртками, кофтами, волнительно переговариваясь о причинах срыва начала вечернего спектакля под открытым небом. …Неожиданно погас свет, освещавший импровизированную сцену и дорогу к месту праздника. Шум и гул зрителей и покупателей у торговых палаток значительно возрос. В темноте, повисшей над чашей бывшего карьера и когда-то мною 25 лет тому назад  приспособленному под природный амфитеатр, прошли десять минут, затем двадцать… По-прежнему было темно. Вдруг в этой тревожной мгле раздался по громкоговорителю уставший, несвежий голос гла-вы исполнительной власти района Александра Алферова:

– Дорогие друзья! Вам немного надо потерпеть. Уважаемый всеми нами губернатор Вячеслав Дмитриевич Дудка скоро подъедет, он только что звонил по телефону. Не волнуйтесь, мы скоро начнем спектакль.

Народ неистово зашумел, послышались крики и брань в адрес губернатора, организаторов. При этом использовался явно не литературный тургеневский язык.

…Темно. Шум по-прежнему не утихал. Ни света, ни спектакля! В ожидании прошли полчаса. Потом еще… Люди нервничали, но ждали действа. Наконец сцена озарилась светом. Народ оживился, стал настойчиво требовать начала «второго театрализованного представления», первый организаторы им уже преподнесли!

Некоторые из числа присутствующих, чертыхаясь и не выдерживая таких испытаний и наплевательства в свой адрес, стали собираться домой. Неспешные, сопровождаемые бранными словами, людские  ручейки стали подниматься на вершину прилужного холма. В это время не выдержал и тульский режиссер вечернего спектакля Владимир Шинкарев и объявил начало представления. Но услужливые организаторы успели осчастливить оставшихся зрителей сообщением, что их ряды наконец-то пополнила губернаторская свита во главе с Дудкой. Оркестр наконец-то весь в сборе, можно свистеть громче.

…Милые и любимые наши внуки четырехлетний  Даниил и двухлетняя Катюша, как и десятки других юных зрителей, заснули. Неожиданно над своей головой услышал фразу:

– При Волкове такого бардака не было!

Поднимаю голову, меня узнают все стоящие и сидящие поблизости. Благодарят за придуманный мною праздник и с любовью выпестованный многочисленным активом, культработниками, патриотами чернского края, при поддержке писателей, прессы и телевидения, с глубоким сожалением и возмущением спрашивают:

– А почему нет песенной его части в Колотовке? Почему так мало представлено наших местных самодеятельных артистов? Все больше становится профессионалов, заезжих…

Что ответить?

– Новая власть относится к этому празднику, видимо, по-своему, – говорю им.

Хотелось бы еще кое-что сказать. А зачем? Сами догадаются. А мне стало горько и больно…

Ряды зрителей значительно поредели. Оставшиеся мужественно досмотрели спектакль. Мою душу он затронул поверхностно. В который раз в представлении одни и те же сцены, Владимир Шинкарев, мною уважаемый режиссер, почему-то вновь повторяется. А жаль, мог бы что-нибудь привнести и новое! Если так дело и дальше пойдет, люди разлюбят выстраданный нами и проверенный временем народный литературно-песенный  Тульский праздник. Видимо, поэтому до зрителей верхних ярусов, со стороны торговых палаток доносились громкие голоса разгулявшейся, не воодушевленной спектаклем молодежи. Ночью к половине второго представление закончилось. В затуманенное небо взметнулись сотни фейерверков. Это вмиг взбудоражило присутствующих. Фейерверк был красочный и, видимо, дорогостоящий. Денег на его оплату хватило бы с лихвой, чтобы отремонтировать дорогу к месту праздника и стоянку для автотранспорта. После того, как погас последний огонек фейерверка,  замерзшие и разочарованные мои земляки, в том числе и мы, стали пробиваться к своим машинам и автобусам. Наши затылки, спины и пятки наконец-то «услышали» обращенные к народу приветственные слова высокого губернского начальника.

Грустно… Разнузданная торговля, особенно прибывшая из других районов Тульской и Орловской областей, видимо, впопыхах пересчитав выручку, быстро загрузила оставшийся товар, утварь, беспардонно оставляя после себя многочисленный мусор, коробки, пустые бутылки и одноразовую посуду. По краю клеверного поля с охраной проследовал кортеж автомобилей областного и районного руководства. Сразу же после этого выключили уличный свет. В темноте с трудом разъезжались автомобили и автобусы, торговцы, артисты и гости. Работники правоохранительных органов, не стесняясь окружающих, проклинали свою судьбу. Группами и в одиночку с праздника по обочинам дороги шли продрогшие зрители, подвыпившая молодежь…

Через некоторое время во всех официальных газетах области были опубликованы отчеты с тургеневского праздника, в которых было поведано о высоком уровне его организации. В Чернской районной газете «Заря» на первой странице также был опубликован хвалебный текст благодарности областного руководства, районному активу.

Видимо, в организации приема губернатора и его команды все было без накладок и срывов… По сценарию.

Виктор Данилович Волков,

автор литературно-песенного праздника «Тургеневское лето»

Июнь 2007 года

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline